Прогулка по Кенигсбергу кирпичному

...В средневековой Европе кирпич бывал разным: серо-белым из шамотной глины (как, например, в Чехии); с вкраплениями чёрной угольной крошки (в Польше); светло-коричневый (в Венгрии). А вот красный обожжённый кирпич - это символ орденской Пруссии.


 























  В «дотевтонский» период пруссы не знали кирпичного строительства. Их жилища представляли собой каркасные постройки (как правило, площадью от 3,5х3 до 5,6х4,4 квадратных метров). Каркас ставился на кладку из камней, стены обивались жердями, которые затем промазывались глиной.

Крепости и прочие укрепления возводились из "дикого камня", т.е. из огромных валунов, обилием коих Восточная Пруссия была обязана ледниковому периоду. Использовались и осколки горных пород (также принесённые ледником), дерево, гранит...
Но рыцарям Тевтонского ордена, вознамерившимся окружить покорённую Восточную Пруссию кольцом оборонительных сооружений, всего этого было мало. Орден воевал с языческой Литвой, представлявшей собой мощное государство, агрессивно настроенное по отношению к соседям. Периодически восставали пруссы. С Польшей отношения складывались тоже весьма непростые. Поэтому рыцарям-храмовникам нужны были надёжные крепости, способные выдержать и штурм, и блокаду, и прочие потрясения.

СЕКРЕТНАЯ КЛАДКА

Так, к 1239-1240 годам орден имел уже 21 укреплённый пункт. К 1310 году замков было основано уже более шести десятков. Правда, в камне и кирпиче из них было построено только девятнадцать. Остальные - представляли собой вальные укрепления с глубоким рвом. Поверху вала шёл деревянный палисад с некоторым количеством деревянных башен. Внутри располагались деревянные блокгаузы для гарнизона и складские помещения.
Естественно, со временем дерево предполагалось заменить на кирпич - обожжённый, ручной формовки. Благо, глины, которую можно было бы использовать в качестве сырья, в Восточной Пруссии хватало. Известь завозилась из Нойенбурга и с острова Готланд (последняя - считалась высшего качества).
Орден, епископы и соборные капитулы выступали в роли главных подрядчиков, нанимавших десятки строительных артелей. За отдельные - и немалые! - деньги Орден приглашал высококвалифицированных специалистов. Например, признанного в Европе архитектора Николауса Феленштайна.
Надо сказать, у каждого мастера кирпичной кладки - и производства кирпича! - были свои секреты, которые хранились в строжайшей тайне и передавались по наследству. Каждый тысячный кирпич имел особый знак и определённым образом располагался в кладке.
Фасонный кирпич изготавливался для внутренних поверхностей сводов, окон и дверей. Для остального - использовался глазурированный кирпич (клинкерный - появится позднее.) Сваи, колонны и некоторые строительные блоки делались из привозимых гранитных и известняковых глыб…... Работы по строительству замков были дорогими и сложными. Из материала, затраченного на возведение крупного замка, вполне можно было выстроить целый средневековый город средних размеров!

ГОТИЧЕСКИЕ СТРАШИЛКИ

Самый большой европейский замок, сложенный из кирпича, - восточно-прусский Мариенбург (нынче - польский Мальборк). “В моде” в XII-XVI веках были готическая и вендская кладка - кирпичи часто красились в чёрный, коричневый, зелёный и жёлтый цвета, что придавало строению нечто “иерусалимское”. Всё-таки и Кёнигсберг строился не просто так, из соображений сугубо военной целесообразности, - немецкие рыцари-храмовники воспринимали его как Земной Иерусалим (тот, настоящий, южный, с Гробом Господним, был им недоступен).
Кстати, немного о мистике. Различные отметины на кирпичах - отпечатки лап, босых ног и прочих забавных штуковин (например, следы рыцарских шпор или вмятины, оставленные шипами рыцарских сапог) воспринимаются историками по-разному. Кто-то склонен видеть в них мистические обереги - и собирать “готические страшилки”. Например, о том, как сырого кирпича коснулась ножка месячного ребёнка, предназначенного в жертву - его кровь, по давнему обычаю, должна была “укрепить” кладку замка.
Более прозаический взгляд на вещи таков: кирпич, прежде чем его отправляли в печь для обжига, должен был хорошенько просохнуть на свежем воздухе. Естественно, по разложенным для просушки сырым изделиям могли пробежаться собаки или потоптаться куры. Или пройтись рыцарь (сослепу, в вечерней темноте - потому как при ясном солнце он вряд ли вляпался бы в сырую глину).

ВОЛЧЬИ ЛАПЫ

Но есть и ещё одно объяснение: все эти отметины - сущая липа. Мастера, зная, что особо ценится именно тот кирпич, который хорошенько “вылежался” на открытом воздухе (но желая всячески сократить время от формовки кирпича до его отправки в печь для обжига), оставляли фальшивые метки. Кто во что горазд. Или же пользовались какой-нибудь там собачьей лапой в качестве подписи.
Но при любом раскладе - хоть с подлинными отпечатками, хоть с их имитацией - качество требовалось очень жёстко. Если при падении с телеги разбивалось более трёх кирпичей, браковалась вся партия. Позже - каждый кирпич обжигался не менее семи раз и сбрасывался с высоты. Если хоть один кирпич из тысячи трескался - всю тысячу заворачивали обратно.

ГИГАНТСКАЯ КАМЕНОЛОМНЯ

А вскоре городские и посадские московские люди должны были за свой счёт возить в столицу кирпич и камень. А крестьяне, приходя в Москву, должны были принести с собой не менее трёх камней и отдать у городских ворот специальным “целовальникам”. (Отсюда, по некоторым сведениям, и пошло небезызвестное выражение: “рожа кирпича просит”.)


Проверка качества кирпича, производимого на отечественных заводах, при Петре I осуществлялась так же, как и в Пруссии: бросанием с высоты. Может, ещё и поэтому старинные здания, возведённые в XVIII веке в Москве и Петербурге, так крепки?..
Ну а в Кёнигсберге кирпич стал тем материалом, с которого начиналась и которым закончилась многовековая летопись Восточной Пруссии. Надо сказать, немцы сами были не прочь рассмотреть город и его окрестности как гигантскую каменоломню.

Замок Бальга (ныне - пос. Весёлое Багратионовского района) с середины XVII века превратился в источник стройматериалов (половина Пиллау (ныне Балтийск) была выстроена из кирпича, полученного при разборке Бальги).
От замка Кройцбург (пос. Славское Багратионовского района) тогда же, в XVII веке, остались лишь часть стены на южной стороне, фрагмент западной стены и фундаменты.
Замок Повунден (пос. Храброво, Гурьевский район) в 1607 году пошёл на кирпич для реконструкции замка Лаптау (ныне - пос. Муромское Зеленоградского района).
В начале XVIII века король Фридрих I подписал приговор замку Фишхаузен (Приморск, Балтийский городской округ) - полученный стройматериал было велено использовать для строительства крепости Пиллау. Напрасно горожане вместе со своим фогтом Зигмундом фон Валленродтом пытались “бить челом” королю, дабы спасти исторический памятник - Фридрих I был неумолим. В итоге, в 1705 году от замка осталась лишь башня с часами (только её и удалось отстоять Валленродту - увы, ненадолго: в 1776 году её разрушила молния).

В СТИЛЕ ТЮДОР

В 1776 году частично был разобран на кирпич замок Бранденбург (пос. Ушаково, Гурьевского района). Кстати, часть строительных материалов, в том числе гранитные блоки, были вывезены в Мариенбург (Мальборк).
В 1843 году Фридрих Вильгельм IV издал королевский указ, предписывающий возведение вокруг Кёнигсберга Второго вального укрепления. Эрнст Людвиг фон Астер выполнил королевский указ. Укрепления в стиле Тюдор, из кирпича тройного обжига, сооружались… в том числе из стройматериалов б/у.
От замка Гердауэн (пос. Железнодорожный, Правдинский район) в конце XIX века уцелели старые подвалы и небольшой флигель в западной части.
К 1912 году был продан на стройматериалы замок Побетен (пос. Романово, Зеленоградский район) - кирпич и щебень использовались при строительстве дорог...… Примерам - несть числа. Что, впрочем, не оправдывает тех, кто превратил Кёнигсберг в каменоломню ПОСЛЕ 1945 года.
В ХХ веке, когда столица Восточной Пруссии переживала экономический подъём, кирпичные заводы возникали, как грибы после дождя. Всего их было в Восточной Пруссии около сотни - и не менее шестидесяти находились на территории нынешней Калининградской области. Заводы были в Кёнигсберге, в Тарау (ныне пос. Владимирово Багратионовского района), в Хайлигенбайле (ныне пос. Мамоново Багратионовского района), в Гумбинене (Гусев), в Хайнрихсвальде (Славск), в Тильзите (Советск).
“Веер смерти”
Только тильзитский завод выдавал 8.400.000 кирпича и 1.300.000 черепицы в год. А маленький заводик под Гумбиненом (сейчас это пос. Ольховка Гусевского района), основанный в 1926 году немцем Мюллером, выходцем из России, вполне обеспечивал потребности половины нынешнего Гусевского района, где строительство “эконом-жилья” шло бодрыми темпами.

Кирпич производится высокотехнологично. Повсеместно построены специальные кольцевые печи для обжига, напоминающие маленькие крепости, с башней-трубой и оконцами, через которые - с одной стороны - загружалось сырьё, с другой - вынимался готовый продукт.
Остатки одной такой печи ещё и сегодня можно увидеть в окрестностях посёлка Романово. Конечно же, она не используется. (Да и вообще - “где были дубы до небес, там нынче пни торчат”. В смысле, жильё у нас строят из кирпича, привозимого из Польши и Белоруссии. И Боже вас упаси кидать его с высоты! Осколков не соберёте.)
…Что было дальше? Поднебесный “веер смерти” (так поэтично называлась операция, в ходе которой англо-американские бомбардировщики уничтожили исторический центр Кёнигсберга) превратил в каменоломню Королевский замок. Впрочем, его ещё можно было спасти…


 











Об этом мы часто писали и повторяться не будем. Скажем лишь, что с 1946 года карьерное управление Балтийского флота завозило на территорию замка специальную технику, с помощью которой разбивались стены, а дробильная установка перерабатывала камень в щебень. А после серии “окончательных взрывов” в 1968-1969 годах на месте Королевского замка остались сотни тысяч тонн битого кирпича. (Его действительно хватило бы на целый средневековый город!) Вроде бы именно из него выложен центр Минска.

ОБЛОМКИ ПРОШЛОГО

А вообще - кёнигсбергский кирпич “замечен” во Львове, в Волгограде, в Смоленске… и ещё Бог знает где. Такая уж у него, видимо, судьба. Мистическая. Инфернальная. Выступать своеобразной “единицей памяти” о том, что уже никогда не вернётся…... Кстати, во второй половине 40-х годов ХХ века несколько семей из Кёнигсберга переехали в Латинскую Америку. В Уругвае, среди джунглей, они построили Новый Кёнигсберг. Всё в этом городе было стилизовано под XVIII век: дома, интерьеры, одежды… Иммануил Кант был объявлен почётным гражданином, а в пять часов вечера жители города выходили прогуляться по Философской тропе…...
Новый Кёнигсберг просуществовал недолго, и подкосили его не экономические и даже не идеологические трудности. Просто кирпич, из которого были построены здания в городе (его, этот кирпич, специально закупили в Европе - жители-то в иллюзорном Кёнигсберге были довольно богатые) не выдержал местного климата. А “родного” кёнигсбергского кирпича, который, конечно же, выдержал бы абсолютно всё, достать было невозможно. Ни за какие деньги на свете.
…Кстати, Королевские ворота, реконструированные к 750-летию Кёнигсберга-Калининграда, восстановлены из “родного” кирпича, найденного во время раскопок, - и средневекового немецкого кирпича, завезённого из Польши.
Кёнигсбергский кирпич нынче в большом фаворе. Богатеи, признающие только одну историю - кредитную, покупают его для строительства своих особняков. Так что “обломки прошлого”, чудом пережившие войну и послевоенные разборки, исчезают с лица земли. А если учесть, что сотни памятников архитектуры не так давно было решено снять с федерального учёта и передать на попечение местных властей - надо думать, исчезновение это будет ещё стремительней. Но это уже другая история.

  Д. Якшина

Источник: «Калининградские Новые колёса», «Кирпичный» Кёнигсберг, http://www.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=17955

Возврат к списку